20:39 

Название: Он понравился мне сразу...
Фэндом: футбол
Пэйринг: Хосеп Гвардиола/Виктор Вальдес
Рейтинг: NC-17


POV Гвардиола

Он понравился мне сразу, как только я увидел перед собой состав своей новой команды. На первой же тренировке я наблюдал за ним с особым интересом, оценивал его, как товар в магазине. Мне нравилось всё: красивые глаза с девичьими ресницами, удивлённо приоткрытый рот и родинка на правой щеке. Я с удовольствием любовался широкой спиной и красивыми ногами, и отчетливо понимал, как сильно я хочу с ним переспать. Он вел себя на поле, как дикарь, эмоциональный, жёсткий, он любил командовать и надрывно кричал на партнёров по команде, раздавая указания защитникам. Мужчина с большой буквы, всегда готовый кинуться в драку, и это заводило меня еще больше: моим фетишем было укрощение таких вот диких лошадок, которые не допускали даже мысли о мужчинах в своей постели.
Я уложил его в постель через месяц после того, как впервые пожал ему руку в раздевалке. Это была моя Барселона, а Виктор очень хотел играть за этот клуб, который он любил всей душой.
Я помню, как он стал подозревать: один раз не выдержал моих откровенных взглядов и далеко не дружеских прикосновений, и зашел ко мне в кабинет после тренировки. Плотно затворив дверь, он сел на стул напротив и наклонился ко мне через стол, а в глазах горела ярость.
- Синьор Гвардиола, зачем вы это делаете? Я же не слепой в конце концов!
- Я что-то не понимаю, в чем дело, Виктор? Что ты имеешь в виду?
Я хотел услышать это наверняка, и готовился, что наконец-то придётся поставить его перед фактом и назвать свои условия.
- Вы слишком часто прикасаетесь ко мне, да что там - прикасаетесь! Вы чуть не лапаете меня перед всей командой, надо мной уже все смеются! А сегодня вы перешли все границы! Я пропустил 2 мяча, потому что не привык, чтобы меня шлёпали по заднице перед игрой! Что все это значит?! Я...
Я спокойно и внимательно оглядел его: румянец на щеках, гневный блеск в глазах, руки сжались в кулаки, а сам он аж вскочил со стула, повышая голос и переходя на крик...
- Тихо! Сядь.
Виктор послушно сел, захлопнул рот и внимательно уставился на меня.
- А если ты такой проницательный, то придется мне ускорить ход событий. Да, ты не слепой, и ты всё правильно понял. Я хочу тебя трахнуть. Да-да, не делай такие удивлённые глаза! И от того, что ты сделаешь, зависит твоё пребывание здесь. Ты любишь Барсу и хочешь стоять на её воротах еще лет 10 как минимум, а я здесь - главный тренер, и от меня зависит всё. Я не буду торопить тебя с решением, но скажу одно: если ты согласишься, ты не пожалеешь. А теперь выйди из моего кабинета, придёшь через 2 дня.
Он вскочил со стула, и на его злость было забавно смотреть.
- Ты чокнутый псих! Придурок! Я бы убил тебя, если бы ты не был моим тренером!
Я рассмеялся.
- Вали из моего кабинета, амазонка, и выпей успокоительного. Придёшь через 2 дня. И попробуй только не придти...
Он выскочил из кабинета, так хлопнув дверью, что на пол посыпалась штукатурка.
Процесс завертелся...

***

На первую тренировку он пришел злой, бросая на меня косые взгляды, и сторонился, как мог. Меня это забавляло, настроение было радужным как никогда - я заставил его нервничать, и видел еще тогда, у себя в кабинете, первые отблески сомнения в его взгляде. Он кричал и злился, но ни разу не сказал "нет".
На следующий день он не замечал ничего вообще, пропускал со страшной силой и был весь в своих мыслях. Я подошел сзади и положил руку ему на плечо, от чего он вздрогнул и отскочил, как ошпаренный. Что-то странное появилось в его лице, когда он внимательно посмотрел на меня...
- Езжай домой, Виктор. Будешь думать там, здесь от тебя все равно никакого толку!
Я развернулся и ушел. Вальдес послушался совета и уехал.

***

На следующий день он первый пришел на тренировку и сразу же вошел в мой кабинет, сел на стул и, опустив глаза куда-то в пол, промямлил:
- Я согласен...
Я так и знал.
- Бедный мальчик, ты как будто на расстрел собрался! Ничего страшного в этом нет. Тебе еще понравится...
Я засмеялся, а Вальдес испуганно глянул в мою сторону и попятился к двери.
- А с чего вдруг такое решение? Ты же так не хотел, так упирался!
- А куда я пойду? Я хочу играть здесь. Я хочу продолжать карьеру. Я хочу славы именно здесь, в конце концов. У меня нет выбора.
- Ладно, иди переодеваться, сейчас уже все подтянутся и будешь тренироваться. Смотри только, не пропускай, как вчера! Плохой голкипер никому не нужен.
- Я буду стараться.
Он повернулся и вышел. Я наконец выдохнул...



***

Тренировка проходила как обычно, все были бодры и полны сил, смеялись и шутили, в перерывах валяли друг друга по зеленой травке под теплым сентябрьским солнышком, и Виктор веселился вместе с ребятами. Он отлично держал ворота, общался с другими и не был ничем обеспокоен. Как будто это не он так не хотел и отпирался еще 2 дня назад... Быстро же он принимает решения и борется с самим собой!
Я даже позавидовал его силе воли.
Минут за 10 до того, как всех отпустить, я подошел к нему и тронул за плечо.
- После тренировки не уходи, поедем ко мне. Пообщаемся в спокойной обстановке...
Я всматривался в его лицо, но не видел там ничего, кроме любопытства и спокойствия.
- Хорошо! Раз уж вы так хотите, я не могу вам отказать.
После тренировки и прохладного душа свежий и весёлый Виктор прыгнул на переднее сидение и выжидательно уставился на меня. Я улыбнулся и завёл мотор.
Наконец мы приехали, я радушно провел ему экскурсию по дому. Мне не хотелось сделать что-то неправильно, я впервые чувствовал такую обреченность под маской равнодушия, и мы сидели перед камином, пили текилу с лимоном и заедали холодным окороком, смеялись над всякими забавными историями друг друга, а потом Виктор лёг на пушистый ковёр и раскинул руки в стороны, как будто бы ему не о чем было волноваться.
У меня аж сердце сжалось от тоски, когда я подумал, что заставляю его...
А он смотрел на меня долгим и внимательным взглядом своих блестящих черных глаз, и я не удержался. Я просто наклонился, крепко взял его за запястья... И я поцеловал его. Он не ответил, и я отстранился. Вальдес улыбался, а в глазах его прыгали черти.
- Виктор, уходи.
Я все еще сжимал его запястья, нависая над ним, и голос мой дрогнул.
- Нет. Давай попробуем еще раз.
Он сам потянулся ко мне.
Мы просто целовались, а потом допили оставшуюся в стаканах текилу и я отвез его домой. В глазах Вальдеса читался немой вопрос, и на прощанье я сказал ему:
- Я не такой мерзкий тип, как тебе кажется, Виктор. Спокойной ночи!
Я резко газанул и поехал прочь от его дома, не глядя в зеркало заднего вида.
***


Утром Виктор как обычно пришел на тренировку, поздоровался с ребятами и стал приводить себя в порядок, как тут его тронули за плечо. Пике нетерпеливо переминался с ноги на ногу.
- Эй, нужно поговорить. Давай отойдем?
- Джерард, да ты меня пугаешь! Что случилось?
- Пошли отойдём, это в твоих интересах.
Они вышли на поле и отошли подальше от разминавшихся ребят.
- Что у тебя с Гвардиолой?
- Пике, ты с ума сошел? Какого черта?
- Только не надо врать, не один я видел, что вчера ты уехал с ним! Мы тут как идиоты стараемся ему понравиться, из кожи вон лезем, а ты, неприступная принцесса блять, прыгаешь к нему в тачку! Да он за тобой ходит целыми днями, это все видят!
- Заберите себе своего Гвардиолу вместе с его извращенными желаниями, ебал я в рот этого придурка! Я его терпеть не могу!
- Боюсь, милый мой, что не ты его, а он тебя, и не только в рот, зато теперь карьера пойдёт в гору, да?
- Да пошел ты!
Вальдес развернулся и пошел прочь, но Пике схватил его за руку и дернул на себя.
- Мы не договорили, тренерская шлюха!
Виктор с размаха ударил справа, Херард отшатнулся, но через секунду кинулся на Вальдеса с кулаками.
Бускетс и Ибрагимович с трудом растащили дерущихся, вся команда была готова им помочь в случае чего. Пике сверкал глазами, теперь он был с разбитым носом и наливающимся синяком под глазом, Виктору повезло больше - он отделался разбитой губой.
Неожиданно, хотя и вполне ожидаемо, перед всей толпой возник тренер. Пеп с любоптством осмотрелся, задержал взгляд на разбитых лицах Вальдеса и Пике, и резко помрачнел.
- Что здесь произошло, мне кто-нибудь объяснит?
- Мы подрались, синьор! - с вызовом ответил Виктор.
- Это я и без тебя вижу! И что же вы не поделили?
Все молчали.
- Я спарашиваю, в чем причина драки? - тренер повысил голос и выжидательно посмотрел на Пике.
- Давай, Джерри, расскажи о своих претензиях! Или кишка тонка? - подначил Вальдес, Пике рванулся, но его удержал Златан.
Гвардиола молча сгрёб Вальдеса за футболку и потащил за собой.
Когда они подошли к машине Пепа, тот припер вратаря к стене.
- А вот теперь ты мне всё объяснишь, засранец!
- А что тут объяснять? Это то, о чем я говорил с самого начала!
- Давай без загадок, Виктор, а не то я выйду из себя и продолжу начатое Пике...
- Только не надо пугать, проходили, - съязвил Вальдес.
- Если уж тебе так интересно, то это из-за нас. Точнее, из-за того, что ты от меня не отходишь, я уезжаю с тобой вместе, а они это прекрасно видят, и Пике теперь зовет меня не иначе, как "тренерская шлюха". А ведь это не правда, Пеп. И мне это ни хрена не нравится!
- Поехали отсюда.

***


Они надрались в доме Гвардиолы. Надрались как черти остатками текилы и дорогим коньяком.
Вальдес - от безысходности.
Хосеп - от тоски.
Они не помнили, как стягивали друг с друга одежду, просто Виктор не выдержал тупого ожидания, поцеловал Гвардиолу и потянул на себя, вниз, на мягкий ковёр... Тысячу раз в его голове звучала фраза "Я сам взойду на свой эшафот", он повторял её себе, неистово целуясь и срывая пуговицы на жилетке Пепа.
Хосеп до последнего хотел остановиться, не делать больно, отказаться, передумать...
А сам уже ласкал Виктора губами и языком, аккуратно входя в него сначала одним пальцем, а потом уже двумя, и скоро он уже неистово трахал ими Вальдеса, как это делали с девками в дешевом порно, которое так заводило его жену...
Молодой испанец едва сдерживал хриплые стоны, стараясь сдерживаться из последних сил. Но как же возбуждала его эта грязь, этот стыд от одной мысли, какой же он развратник, какую пакость с ним сейчас творят и что дальше будет еще больше пошлости, стыда, грязи и удовольствия...
Хосеп вошел в него, широко раздвинув его ноги, навалившись сверху, перехватывая под коленки и тяжело дыша... Было вовсе и не больно, а может это просто коньяк - чертово зелье, но Виктор лишь ловил ртом воздух и цеплялся за чужие плечи... Он не хотел кончать в мужских руках, он ненавидел то, что делал, его всего лишь заставили, но... он никогда так не кончал, никогда и ни с одной красавицей...

***


Вальдес и Пике почти не разговаривали уже третий день. С тех пор Пеп не трогал Вальдеса, а тот не находил себе места от стыда, когда вспоминал ту ночь, и заливался краской от одних только мыслей. Они с Гвардиолой ограничивались лишь приветствиями и прощаниями. Виктор с каждым днем все яснее понимал, что что-то не так, и дело было не в Пике. Дело было в Гвардиоле, если быть честным хотя бы с самим собой, дело было в ущемленном достоинстве и обиде, ведь тот не обращал на него внимания и не напоминал о случившемся ровно ничем. "Да что за ерунда такая со мной творится?" - плевался Вальдес, когда проходил мимо Пепа, а сердце его в очередной раз падало. Он ждал, что тот прохода ему теперь не даст, что будет зажимать пуще прежнего на каждом встречном углу, но этого - ЭТОГО! - он никак не ожидал... Ах, как же злило это равнодушие, как больно задевало и злило... И Виктор внутренне решился, хотя пока и сам не знал, на что именно.
О, Хосеп хорошо знал, что делает! Ведь нет ничего хуже для мужчины, чем ущемленная гордость. В особенности это касалось Виктора. Оставалось только подождать...

***

Ждать пришлось не долго. На следующий день Вальдес скрепя зубы вытерпел тренировку и пришел в кабинет Хосепа. Тот ухмыльнулся ему, радушно развел руками:
- А, Виктор! Проходи, проходи... Выпьешь со мной чашечку кофе?
Он обаятельно улыбнулся, и Вальдесу захотелось стереть эту улыбочку одним ударом...
- Я не для этого сюда пришел, не придуривайся. Какого черта, а?
- Ты же не хотел... Вот я и подумал, что как-то неправильно и жестоко с моей стороны было бы начать снова приставать к тебе... Травмировать твою психику...
- Перестань нести эту пафосную чушь! Думал он... Раньше надо было. И ты прекрасно видел, что я был не против. Да, мать твою, мне это даже немного нравилось!
Он залился краской, как девушка.
- Ты хочешь показать мне, что использовал и выбросил? Что моя роль в твоей жизни сыграна, и теперь мне пора катиться куда подальше и сказать спасибо, что ты не продал меня в какой-нибудь Расинг, да?
- Ты придурок.
- Что?
- Ты самый большой придурок, которого я когда-либо знал, Вальдес!
Гвардиола сгрёб его в охапку и заткнул ему рот поцелуем-укусом. Виктор дернулся назад, но тут же судорожно вцепился в плечи тренеру и неистово отвечал на поцелуи. Да, ему этого не хватало все это время... Это был полный пиздец.
...Хосеп перегнул его через стол и жестко трахал прямо в кабинете, а Виктор рычал и всхлипывал, прогнувшись в пояснице, судорожно хватаясь за край стола, с грохотом роняя папки, статуэтки и карандаши...
Мокрые и встрёпанные, они пытались натянуть одежду трясущимися руками, дышали тяжело и улыбались, как сумасшедшие.
Выходя из здания, они наткнулись на Пике, который только отшатнулся и угрюмо посмотрел вслед.
- Ох не нравится мне всё это, - задумчиво протянул Виктор.
Уже садясь в машину, Пеп наклонился и шепнул:
- Всё будет хорошо, слышишь?
И Виктор почему-то поверил.

URL
   

Слэш by Сюзанна.

главная